Андрей Смирнов
Время чтения: ~7 мин.
Просмотров: 0

История создания часов Амфибия

«…10 …7 …5. Неумолимо, метр за метром, движется колесо машины. Затаив дыхание, застыли люди. Что же будет? …Три …метр и, наконец, произошло то, чего с таким любопытством ожидал собравшийся здесь народ: колесо «Волги» переехало… часы.»

Михаил Федорович Новиков   Вера Федоровна Белова
mikhail-novikov.jpg   vera-belova.jpg
     

Михаил Новиков:

history-first.jpgЗадача стояла так: разработать часы, не уступающие зарубежным аналогам и обеспечивающие надежную работу на глубине до 200 метров, в условиях значительных перепадов давления и температуры.

Я в то время был начальником Бюро новых разработок, и работать над «Амфибией» пришлось в основном мне. Само название придумал кто-то из наших сотрудников. Проводился своеобразный конкурс на имя для новых часов, и было выбрано вот это, символизирующее существо, одинаково комфортно чувствующее себя и в воде, и на суше. 

В то время в Швейцарии водонепроницаемых часов различных конструкций было множество. Казалось бы, что велосипед изобретать: бери и копируй. Но многие конструкции мы не могли повторить, так как наше оборудование не позволяло обеспечить необходимую точность. К тому же почти все конструкции были защищены патентами, и копировать их было нельзя. Вопрос о приобретении патента даже не стоял — на моей памяти в СССР принципиально не было ни одной попытки купить патент или лицензию. Свои разработки мы патентовали, защищали, «их» патента не покупали. 

Патенты на водонепроницаемые часы, так называемый 43-й класс, я тогда изучил очень тщательно. А вот истории про итальянские и прочие часы для подводников узнал и начал собирать уже позднее, когда работа над «Амфибией» была завершена. 

Наша задача была не столько в том, чтобы найти техническое решение, сколько в том, чтобы найти такое же эффективное решение, как и за рубежом (если удастся — лучше), но патентно чистое. И мы разработали собственную конструкцию, которую могли изготовить и которая не повторяла чью-либо чужую. Конечно, при этом было рассмотрено много вариантов герметизации, мы сравнивали их по эффективности герметизации и по стоимости.

А наезжающая на часы машина — просто наглядная демонстрация прочности часов, не имеющая ничего общего с настоящими испытаниями. Давление, которое испытывают часы на максимальной глубине, в несколько раз больше давления шины на дорогу, но механическое давление и давление в жидкости действуют по-разному, и сравнивать их нельзя.

На первый взгляд, «Амфибия» почти не отличается от обычных часов. Но на самом деле почти все элементы корпуса здесь особые, и с каждым из них пришлось немало повозиться.

Возьмем стекло: это почти не заметно, но оно имеет специальный профиль. Ведь стекло испытывает давление 20 кг/см2, это очень много, в несколько раз больше давления автомобильной шины на дорогу. При таком давлении стекло прогибается на 0,5 мм. Прогибаясь, немного расплющиваясь, оно должно дополнительно герметизировать корпус и не касаться при этом секундной стрелки. Рассчитать изгиб сложно даже для плоского стекла, а для такого, как у «Амфибии» — тем более. 

Вера Белова:

Стекло у «Амфибии» толще обычного: если на «Командирских» — 2 мм, то на Амфибии — 3 мм. Но дело не только в толщине и конфигурации: оно и изготавливается по специальной технологии. В отличие от обычного, его не просто отливают из пластмассы, а еще и обтачивают. Чтобы обеспечить герметичность при большом давлении, необходима очень высокая точность по диаметру и недопустимы даже малейшие царапинки на контуре. Чтобы добиться всего этого, стекло особым образом шлифуют. 

Михаил Новиков:

Казалось бы, что может быть проще резиновой прокладки? Иногда говорят: поставили бы от водопроводного крана. Но к прокладкам в «Амфибии» требования гораздо жестче. Ведь в часах толщина прокладки — 0,5 мм в обычных и около 0,75 мм — в «Амфибии». Под давлением 20 атм прокладка сжимается на 20-30%. Если резинку от крана сжать на 30%, она обратно не распрямится, остаточная деформация слишком велика. А у нас прокладка должна полностью восстанавливать исходную форму. Добавьте сюда перепады температуры, и вы поймете всю сложность проблемы. Чтобы обеспечить заданные параметры, приходилось разрабатывать не то что детали — материалы, из которых они изготовлены. Для достижения необходимых характеристик прокладок одно время мы даже пробовали обрабатывать их ионным методом, по технологии, используемой в космической технике.

Вера Белова:

Резину мы подбирали очень долго. Чтобы не было течи, резина должна быть гладкая, без пор. Для простых часов мы ставили прокладки из обычной резины, с Казанского завода резинотехнических изделий. Они хороши для малых давлений, но не выдерживают больших. Поэтому для «Амфибии» прокладки делали сами, на заводе, спекая их из сырой резины, а потом вырубая. 

Михаил Новиков:

Были проблемы и с другими материалами. В «Амфибии» корпус впервые был сделан не из латуни, а из нержавеющей стали. Стальной корпус лучше: он прочнее, долговечнее обычного, и к тому же обладает антиаллергенными свойствами.

Традиционно корпус изготавливается так: из латунной ленты на специальном прессе вырубается за готовка корпуса, которая потом обтачивается, растачивается, шлифуется и т.д. Но сталь, из которой сделан корпус «Амфибии», намного жестче латуни. И очень долго мы не могли вырубить заготовку нужной формы: обламывались ушки, к которым крепится ремешок. Поэтому первые корпуса были с «культяшками» вместо привычных ушек. Потом пробовали вырубать корпус не за один, а за 12 проходов, на каждом этапе форма пресса все больше приближалась к форме корпуса. Но и это получилось не сразу.

Кстати о стали, из которой изготавливают корпуса. Когда разрабатывалась «Амфибии», ни такой марки, ни тем более ленты нужного профиля в стране не выпускалось. И нам пришлось добиваться внесения новой позиции в ГОСТ. 

Вера Белова:

В корпусе изменения коснулись не только материала. На «Амфибии» впервые были использованы завинчивающаяся головка и диск времени (безель — прим. ред.). Если перед погружением установить «О» диска против минутной стрелки, то потом по цифрам на диске можно будет определить время нахождения под водой. Только в 90-х годах эти элементы появились на «Командирских». Задняя крышка тоже была особенной: вместо 0,5 мм, как на обычных часах, она имела толщину 1 мм. Даже гайка, которая держит крышку, была усилена.

Михаил Новиков:

После создания «Амфибии» по нашему предложению был изменен международный стандарт на часы для подводного плавания. В него был включен пункт о том, что если под водой перпендикулярно к головке или кнопкам часов приложить усилие, то они не должны пропустить влагу. Конечно, «Амфибия» этому требованию удовлетворяла.

Выпускалась и военная модификация «Амфибии» — НВЧ-30. Когда моряки пришли в НИИЧАСПРОМ с заказом на часы для водолазов, им сказали, что в Чистополе уже выпускают похожую модель. Чтобы обеспечить требуемую флоту герметичность до 30 атм, нам пришлось модифицировать серийную «Амфибию». НВЧ-30 отличались конфигурацией стекла, более толстой крышкой.

Вера Белова:

Эти часы испытывали по очень жесткой программе. Даже ремешок на прочность проверяли. Кстати, крепление у ремешка на НВЧ-30 тоже было свое, немного странное с виду, но очень прочное. 

Михаил Новиков:

Основная часть испытаний проводилась в НИИЧАСПРОМе, а приемо-сдаточные проходили во время учений флота на Северном море. Кстати, на них репетировали что-то похожее на спасение экипажа «Курска». Подводная лодка (тогда, правда, дизельная) легла на дно на глубине 120-130 метров, имитируя аварию. Были два спасательных корабля, колоссальный плавучий кран «Карпаты», водолазные колокола, камеры декомпрессии, бригада водолазов. Не знаю, куда это все делось сейчас. Схема работы такова. Колокол спускается с корабля, устанавливается на специальную стыковочную площадку на лодке, прижимается к ней за счет давления. Из лодки в колокол переходят люди, их поднимают наверх в декомпрессионную камеру. На тех учениях поднимали одну группу моряков из шести человек. Наши часы были у водолазов, которые работали на глубине. И испытания, и учения прошли хорошо.

На этих испытаниях часы проверяли на предельных глубинах — более 100 метров, хотя реально они предназначались для других целей. У водолазов-глубоководников постоянная радиосвязь с кораблем, да и в их тяжелом снаряжении на такой глубине просто неудобно смотреть на часы. А для аквалангистов, боевых пловцов наши НВЧ-30 были незаменимы.

Используемые источники:

  • http://vostokamphibian.com/history.html

Рейтинг автора
5
Подборку подготовил
Максим Уваров
Наш эксперт
Написано статей
171
Ссылка на основную публикацию
Похожие публикации